АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

, направление западной, главным образом англо-американской, философии 20 в.; сводит философию к анализу преимущественно языковых средств познания; разновидность неопозитивизма. Основные течения:

1) философия логического анализа, использующая аппарат современной математической логики, - логический эмпиризм (Р. Карнап, К. Гемпель, Ф. Франк - США) и логический прагматизм (У. Куайн, Н. Гудмен - США);

2) лингвистическая философия - философия обыденного языка (Г. Райл, Дж. Остин, Дж. Уисдом, П. Строусон - Великобритания).

Смотреть больше слов в «Иллюстрированном энциклопедическом словаре»

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ХИМИЯ →← АНАЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОМЕТРИЯ

Смотреть что такое АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ в других словарях:

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

        направление современной буржуазной, главным образом англо-американской, философии, которое сводит философию к анализу языковых и понятийных (ра... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ — понятие, охватывающее многообразные теории зап. философии 20 в., сложившиеся в рамках аналитической традиции. Эта традици... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

течение современной западной философии. Сегодня А. ф. широко распространена в англоговорящих странах и в Скандинавии. На протяжении более чем столетней истории А. ф. в центре внимания всех ее школ была разработка процедур анализа предложений естественного языка, причем важнейшим моментом этого анализа оставалось сопоставление логической и грамматической формы предложений. Предшественниками А. ф. считаются Р. Декарт, Т. Гоббс, Дж. Локк, Г. Лейбниц, Дж. Беркли, Д. Юм, И. Кант, Дж. Ст. Милль, Ф. Брентано и другие философы, исследовавшие условия возможности знания и более или менее открыто связывавшие такое исследование с теорией языка. Возникновение А. ф. вызвано стремлением применить к исследованию традиционных философских проблем математическую логику, действенность которой при описании оснований математики была доказана работами Фреге и *Principia Mathematica* Рассела и Уайтхеда. Опубликованную в 1892 г. статью Г. Фреге (1848 1925) *О смысле и значении* (*Смысл и денотат*) принято считать началом А. ф., поскольку в этой статье формулируются основные проблемы и вводятся основные понятия А. ф. Фреге исследует вопрос об отличии познавательной ценности синтетических, как их называл Кант, суждений (А = Б) от познавательной ценности аналитических суждений (А = А). Приращение знания достигается за счет первых, однако причины отождествления двух разных выражений А и Б (условие истинности синтетического суждения) далеко не ясны. Фреге предположил, что входящие в синтетическое суждение *собственные имена* (слова, знаки, выражения) А и Б отождествляются тогда, когда указывают на один и тот же внешний объект (имеют референт). Так, например, причиной отождествления собственных имен *Утренняя звезда* и *Вечерняя звезда* является наличие у них общего референта планеты Венера. Значение собственного имени сводится к указанию на объект, к референции; это основное положение *референциальной теории значения*, общепринятой в А. ф. в первый период ее истории. Помимо значения, существует еще способ представления объекта, который Фреге называет *смыслом собственных имен*: имена *Утренняя звезда* и *Вечерняя звезда* по-разному представляют планету Венера и оттого имеют разный смысл. Собственное имя выражает смысл и обозначает значение. Распространяя такие представления о смысле и значении на предложение, Фреге замечает, что повествовательное предложение содержит мысль, являющуюся его смыслом, и имеет истинную ценность (оно истинно либо ложно), которая суть его значение. Традиционный способ логического исследования предложения через сведение его к суждению в субъектно-предикатной форме открывает только смысл, но не значение предложения, поэтому Фреге предлагает иной способ анализа, прибегая к логике кванторов, одним из первооткрывателей которой он был. Такого рода анализ позволяет Фреге разрабатывать логически совершенный язык, в котором каждое собственное имя указывает на определенный референт, а введение любого нового имени не меняет истинностную ценность предложения.Несмотря на то, что как математические, так и философские труды Фреге оказали сильнейшее воздействие на становление А. ф., а его терминология была принята многими представителями данного течения, теория смысла и значения во всей ее полноте и следующий из нее способ анализа предложений остались уделом немногих. Большая же часть представителей А. ф. принимает в качестве первоисточника работы кембриджских философов Б. Рассела (1872 1970) и Дж. Мура (1873 1958), выступивших в конце 90-х годов прошлого века против теории (внутренних) отношений, которая, по их мнению, была сутью абсолютного идеализма Ф. Г. Брэдли, причем Рассел полагал, что Брэдли представляет традицию Б. Спинозы и Г. В. Ф. Гегеля. Если Брэдли настаивал на том, что отношение предметов является следствием их скрытого тождества, а это тождество объясняется монистическим устройством вселенной, то Рассел, демонстрируя противоречивость взглядов Брэдли, утверждал, что вселенная плюралистична (существует действительность вне сознания), и стремился объяснить причины отождествления собственных имен через исследование их значения. Рассел считал, что идеалистический монизм Брэдли прямо связан с исследованием предложений путем сведения их к суждениям в субъектно-предикатной форме; отсюда ясна необходимость перехода к анализу предложений, основывающемуся на логике кванторов, созданной Фреге и Дж. Пеано. Совершая этот переход, Рассел существенно переработал референциальную теорию значения. Устранив из нее понятие *смысл* и сделав ее тем самым более последовательной, он предложил основания анализа предложений, значительно отличавшиеся от тех, которыми пользовался Фреге. В 1905 году в статье *О денотации* Рассел впервые изложил *теорию дескрипций*, в согласии с которой все то, что Фреге называл *собственными именами*, подразделялось на два класса: 1) имена, простые символы, прямо обозначающие единичные объекты, которые являются их значениями; 2) дескрипции, состоящие из нескольких слов с уже закрепленным значением, получающие свое значение в результате соединения слов, из которых состоят дескрипции (*Утренняя звезда*, *Вечерняя звезда* и т. п.). Дескрипции подразделяются на неопределенные и определенные (с артиклем the, придающим всему выражению смысл *именно этот*). Последние, как полагал Рассел, мы путаем с именами, и даже более того: все употребляемые в обычной речи имена (*планета Венера* и т. п.) не являются простыми символами, но представляют собой сокращения определенных дескрипций. Коль скоро совершенный логический язык должен состоять только из простых символов, а далеко не все слова являются таковыми, необходима логическая редукция предложений философии к предложениям, составными частями (конституентами) которых будут только простые символы. Поскольку, по мнению Рассела, вводимое им различие между именами и дескрипциями отражает различие между знанием, полученным непосредственно, в результате знакомства с объектом, и знанием, полученным опосредованно, в результате заочного представления объекта, логически совершенный язык, состоящий только из простых символов, явится совершенным воспроизведением реальности. Прежде философия критически использовала язык повседневного общения, путая имена и дескрипции, принимая за простые символы то, что таковыми не являлось; для усовершенствования философии необходима была *философская грамматика*. Работы Фреге, Мура, Рассела определили лицо первого этапа истории А. ф., длившегося с 1890-х по 1920-е гг.; на протяжении этого этапа задачей анализа считалось усовершенствование философии с целью создания научно обоснованной философской картины мира. Позиция Рассела, разрабатывавшего процедуры сведения к простым, далее неразложимым, символам, получила название *логический атомизм* . Вышедший в свет в 1921 г. *Логико-философский трактат* Л. Витгенштейна (1889 1951) открывается вариантом *логического атомизма*. Однако, используя термины Рассела, Мура и Фреге, Витгенштейн создает принципиально иной вариант А. ф., открывающий новый этап ее истории. Витгенштейн рисует картину мира, складывающегося из *фактов*, представляющих собой комбинации изменчивых *положений дел* неизменных и лишенных чувственных качеств *объектов*. Условием возможности представления мира в предложениях естествознания служит логическая форма, которая показывается в предложениях, но невыразима, что делает предложения о предложениях бессмысленными. По этой причине Витгенштейн полагает, что только предложения естествознания, но отнюдь не философии, могут быть осмысленными (содержащими мысль, представляющими собой логический образ фактов). В отличие от Фреге, Мура и Рассела, Витгенштейн полагает, что редукция предложений науки к элементарным предложениям означает конец традиционной метафизики, проблемы которой оказываются псевдопроблемами, а предложения бессмысленными. Философия, по мнению Витгенштейна, должна стать критикой языка, деятельностью по прояснению предложений естествознания и устранению лишенных смысла предложений философии, религии, этики и т. п. Тот факт, что философия существует и как система предложений, Витгенштейн, в согласии с общепринятыми в А. ф. взглядами, объясняет некритическим восприятием языка повседневного общения, в котором присутствуют многозначные знаки или знаки, которым не приписано значение. Витгенштейн считает, что значение характеризует имена, а смысл предложения, и выдвигает проект *логического синтаксиса*, из которого были бы исключены все упоминания о значении знака. Эта идея была развита членами созданного в 1922 г. М. Шликом (1882 1936) Венского кружка (О. Нейрат, Г. Ган, К. Гедель, Г. Фейгл, Р. Карнап и др.) в виде серий исследований логического синтаксиса языка науки. Введенное Витгенштейном для объяснения аналитических суждений логики и математики понятие тавтологии для членов Венского кружка стало ключом к пониманию природы философии. Философские предложения, не будучи вовсе бессмысленными, лишены фактуального содержания; они представляют собой правила логического синтаксиса языка науки. Что же касается синтетических суждений естествознания, прямо или косвенно описывающих факты, то для проверки их осмысленности Шлик ввел принцип верификации, согласно которому все подлинно научное знание можно свести к чувственным данным. Значительная часть творческой активности членов Венского кружка была посвящена разработке процедур верификации. Прежде всего было показано, что подразумеваемая принципом верификации редукция должна привести не к фактам, но к предложениям, описывающим факты, которые и будут базисом научного знания. Эти предложения предполагалось искать в протоколах научных экспериментов, отчего они получили название протокольных; в споре между О. Нейратом (1882 1945) и Р. Карнапом (1891 ? 970) о протокольных предложениях первый отстаивал позицию, согласно которой протокольные предложения являются фактически первичными, а второй позицию, согласно которой они считаются логически первичными. Переход от концепции чувственных данных к теории протокольных предложений был вызван осознанием невозможности существования неинтерпретированного факта, однако по этой же причине должна быть отвергнута и эта теория. Различение непосредственной и скрытой верификации способно было лишь отсрочить переход к новым теориям языка науки. В противовес разработке процедур верификации, К. Р. Поппер (р. 1902) подчеркивал необходимость постановки проблемы демаркации научного знания. В качестве основания метода демаркации Поппер ввел принцип фальсификации, суть которого сводится к проверке принципиальной опровержимости любого предложения Поппер полагал, что только научные предложения в принципе опровержимы. Развитие этого положения привело к формированию современной философии науки, во многом выходящей за рамки А. ф. Венский кружок последовательно воплотил предложенную Витгенштейном теорию, отводящую философии роль деятельности по прояснению предложений естествознания. С Венским кружком сотрудничали Ф. Франк и А. Айер, Берлинское общество эмпирической философии (К. Г. Гемпель, Г. Рейхенбах и др.) и Львовско-варшавская школа (К. Айдукевич, Т. Котарбиньский, Я. Лукасевич, А. Тарский и др.); в 20 30-е гг. нашего века Венский кружок был центром развития А. ф., характернейшим явлением второго этапа ее истории. Вызванная второй мировой войной эмиграция членов Венского кружка и философов, связанных с ним, способствовала распространению теорий, характерных для второго этапа истории А. ф., в англоговорящих странах и перенесению туда центра исследований проблем А. ф. Между тем, к концу 40-х гг. сложились новые теории и, соответственно, были предложены новые подходы к анализу языка, что и предопределило наступление нового, современного, этапа истории А. ф. В посмертно (1953 г.) изданных *Философских исследованиях* Витгенштейна излагалась новая теория языка. Витгенштейн предложил пересмотреть референциальную теорию значения, заменив ее теорией значения как употребления в рамках определенной языковой игры. В свете новых взглядов свою прежнюю позицию Витгенштейн считал лишь одной из возможных языковых игр Языковые игры невозможно свести к какому-либо общему понятию, единственное возможное их описание должно опираться на пересечения или совпадения отдельных признаков игр, выстраивая цепочку описываемых игр по принципу *семейного сходства*. Однако, существенно изменив теорию языка, Витгенштейн по-прежнему считал философию деятельностью по прояснению языковых выражений, иначе объясняя разве что необходимость такой деятельности: обманутые аналогиями между формами выражений, принятыми в разных областях языка, люди впадают в заблуждения, устранением которых должна заниматься философия. Язык околдовывает разум, и метафизика с ее псевдопроблемами является на свет как плод этого колдовства. Устраняя заблуждения, А. ф. устраняет и метафизические псевдопроблемы. Деятельность Витгенштейна в 40-е гг. стала одним из источников особого течения в А. ф. лингвистической философии, в рамках которой производится не логическая редукция, но прояснение естественного, повседневного, словоупотребления. Одновременно с Витгенштейном и более или менее независимо от него варианты лингвистической философии разрабатывались в США (Н. Мальколм и др.), а в Англии как в Кембридже (Дж. Уиздом и др.), где лингвистической философии был придан *терапевтический* смысл, сближающий ее с *общей семантикой* и некоторыми школами психоанализа, так и в Оксфорде, где важнейшие варианты лингвистической философии были созданы Дж. Л. Остином (1911 1960) и П. Ф. Стросоном (р. 1919). Остин, отделив перформативные высказывания, представляющие собой лингвистическое действие, от констативных высказываний, которые описывают положение дел и могут быть истинными либо ложными, создал основания теории речевых актов. Остин выделял три разновидности речевых актов: а) локутивный акт речевое действие как таковое, характеризующееся значением; б) иллокутивный акт действие по осуществлению одной из языковых функций (описание, вопрос, предупреждение, приговор, приказ, клятва и т. п.), характеризующееся силой; в) перлокутивный акт действие убеждения, вызванное речью, характеризующееся достижением результатов. С другой стороны, всякий речевой акт может быть разложен на фонетический (произнесение звуков), фатический (связывание звуков в звукосочетания, *фемы*), ретический (наделение *фем* значением) акты. Референциальная теория значения применяется только при исследовании фатического акта в составе локутивного, следовательно, сфера ее применения очень ограничена, причем если в случае логической редукции эта ограниченность вполне оправдана, то в случае лингвистического прояснения образцов повседневного словоупотребления подобное ограничение сферы действия недопустимо. Т. о., Остин показал ограниченность референциальной теории значения. Стросон вообще отказывается от этой теории в пользу предложенной Витгенштейном теории значения как употребления. В начале 50-х гг. Стросон подверг критике теоретические основания учения Рассела о дескрипциях с позиций витгенштейновской теории значения. Стросон предлагал исследовать не столько предложения как таковые, сколько их употребление и произнесение, исходя из того, что выражение имеет значение, зависящее не от указания на объект, но от конвенций и контекста употребления выражения. Определить значение выражения значит сообщить общие правила употребления выражения; следовательно, понятие истины не фиксирует никаких семантических характеристик. Конвенции и контекст словоупотребления обобщаются в понятии концептуальной схемы; последнее помогает Стросону *реабилитировать* метафизику. Разрабатывая *дескриптивную метафизику*, Стросон исходит из представления о невозможности простого отказа от концептуальной схемы, включающей такие понятия, как *материальный объект* и *личность*, характерной для нашего познания. Отказ от одной концептуальной схемы подразумевает принятие другой. Теория концептуальных схем, критикуемая философами-аналитиками (Д. Дэвидсоном), была принята не только лингвистическими философами: один из создателей *прагматической аналитики* У. ван О. Куайн (р. 1908) широко использовал это понятие в своей философии. В начале 50-х гг. Куайн выступил с опровержением таких *догм* традиционной А. ф., как деление предложений на аналитические и синтетические и как редукция предложения к его конституентам. Источник этих *догм* Куайн усматривает в обыкновении исследовать предложения, отвлекаясь от их роли в контексте, из которого они извлечены. Сам Куайн, напротив, считает необходимым проверять не отдельные предложения, а теории в целом. Исследования теории пропозициональных установок (выражений типа *думает, что р*, *верит, что р*, *знает, что р*), инициированные работами Рассела 40-х гг., привели Куайна к заключению о том, что пропозициональные установки, интенсионалы (пропозиции и атрибуты) и *значение* в научном смысле нереспектабельны, поскольку не могут быть квантифицированы без изменения смысла предложения. Упоминаемые в пропозициональных установках сущности не могут стать значениями связанных переменных, следовательно, они просто не существуют. Знаменитая максима Куайна гласит: *Быть* значит быть значением связанной переменной*. Хотя для описания мира Куайн избирает язык физической теории и логику экстенсионалов (истинностная ценность, классы, отношения), он, в отличие от философов-аналитиков 20 30-х гг., не противопоставляет философии науку, полагая, что в поисках простейшей и наиболее общей теории философии следует использовать экстенсиональную логику, позволяющую выявить термины, не отвечающие критерию, предложенному максимой Куайна. В остальных же случаях критерием выбора концептуальной схемы выступают прагматические соображения. *Онтология* Куайна тесно связана с проблемами перевода: для описания реальности необходима теория, исследовать которую можно только в терминах другой теории, для исследования которой нужна третья теория и т. п. Между тем, по мнению Куайна, *радикальный перевод* невозможен, поскольку способ референции предложений любого языка остается *непрозрачным*. Концепция Куайна оказала значительное воздействие на современную А. ф., в том числе и на самого яркого философа-аналитика наших дней С. А. Крипке (р. 1940), который использовал теорию *возможных миров*, интерпретируя их как возможные состояния реального мира. Такая интерпретация позволяет Крипке разработать учение о десигнаторах, призванное заменить учение об именах и дескрипциях традиционной А. ф. Крипке выделяет два типа десигнаторов: жесткие, выполняющие свою референтную функцию в любом из возможных миров (собственные имена, математические выражения без переменных и т. п.), и нежесткие, которые в контрфактических ситуациях не обозначают тот же объект (дескрипции и т. д.). Истинные утверждения тождества между жесткими десигнаторами (за некоторыми исключениями) должны, по мнению Крипке, иметь необходимый характер. Современная А. ф. достаточно сильно отличается от А. ф. Фреге, Рассела и Мура. Не осталось практически ни одной концепции традиционной А. ф., которая не была бы подвергнута критическому пересмотру философами-аналитиками наших дней. Несмотря на значительные изменения, которые А. ф. претерпела за сто лет своей истории, и многообразие ныне существующих школ А. ф., она представляет собой единое философское течение, в центре которого находится проблематика значения. С. А. Никитин... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

понятие, обозначающее многообразные концепции, школы и течения западной философии XX в., сложившиеся в рамках того, что можно назвать аналитическим стилем в философии. Этот стиль утвердился в Великобритании, США, Канаде, Австралии, получил распространение в Скандинавских странах, Нидерландах, Польше. В последние десятилетия А.ф. стала более влиятельной и в тех странах (Германия, Франция, Италия, Испания), где традиционно доминировал *континентальный* тип философии (феноменология, различные экзистенциально-герменевтические направления). По своим исходным установкам, по пониманию целей и методов анализа концепции, развивающиеся в рамках аналитической традиции, заметно различаются между собой. Вместе с тем им присущи некоторые общие моменты. К ним относятся: лингвистический поворот перевод философских проблем в сферу языка и решение их на основе анализа языковых выражений; семантический акцент обостренное внимание к проблеме значения; методологический крен предпочтение метода анализа всем другим формам философской рефлексии и использование его с целью превращения философий в *строгое* и *аргументированное* знание; отрицание резких граней между философскими и частно-научными логическими, лингвистическими, методологическими проблемами. Своими предшественниками в классической европейской философии представители А.ф. считают Декарта, Локка, Лейбница, Юма, Канта, выработавших методы анализа оснований знания и уделявших большое внимание анализу концептуальных и языковых средств и способам философской аргументации. А.ф. как целое противостоит иррационализму, интуитивизму, спекулятивному типу философствования. В рамках аналитических концепций основные различия проходят по пониманию аналитического метода. Эти методы разделяются на редукционистские (онтологический, теоретический и методологический редукционизм) и нередукционнстские. По характеру анализируемого языка (язык символической логики или естественный язык) они подразделяются на формальные и неформальные. Аналитические методы могут применяться к любой предметной области, в которой возможно применение достаточно строгих концептуальных и логических средств и рациональной аргументации. У истоков А.ф. стоят Фреге, Мур и Рассел; последнего можно считать основоположником этой философии, поскольку у него можно найти зачатки почти всех последующих форм анализа. Примененный им первоначально для опровержения неогегельянской концепции Брэдли метод анализа представлял собой метод онтологической редукции, сведения знания о сложных объектах к знанию о простых и конечных сущностях. Проблема обнаружения таких сущностей *логических атомов* (логический атомизм) была сквозной на протяжении всего творчества Рассела. Трактовка *атомов* менялась от платонизма до субъективного идеализма, вместе с тем видоизменялись и аналитические средства. В ранний период анализ понимался как анализ значений или универсалий, обладающих идеальным объективным существованием. Трудности, с которыми столкнулся платоновский дуализм идеально существующих универсалий и материально существующего мира, побудили Рассела разработать особые аналитические методы. Цель этих методов построение на базе *логических атомов* непротиворечивой философской и логической теории и демонстрация соответствия между языком логики и языком содержательной науки или опыта. Рассел принимал высказывания естественного языка за исходные единицы анализа, вместе с тем он полагал, что форма этих высказываний скрывает их подлинное значение. Задача анализа состоит в том, чтобы переформулировать их так, чтобы это значение стало явным. Для этого везде, где возможно, следует подставлять логические конструкции, основанные на известных объектах, вместо упоминания неизвестных. Анализировать значит переводить высказывание в более адекватное словесное выражение, значения которого выступают именами *данностей* чувственных или логических. Специфической формой метода конструкций в применении к общим проблемам теории познания является теория дескрипций Рассела. У Витгенштейна периода *Логико-философского трактата* анализ, как и у Рассела, отмечен логицизмом, носит редукционистский характер и строится с ориентацией на дедуктивные методы математики. У него еще больше заметен лингвистический крен: философия языка принимается за основу всей философии. В отличие от Рассела, он полагал, что обычный язык, которым пользуются философы, затемняет логическую форму, смешивая логически правильные, нелогические и бессмысленные высказывания, и тем самым является источником философских псевдопроблем. Задача анализа состоит в том, чтобы сделать каждое предложение адекватной картиной реальности, которую оно описывает. Для этого необходимо перевести все дескриптивные, сложные предложения в элементарные, атомарные предложения, которые относятся к простейшим единицам атомарным фактам. Целью выявления структуры обычного языка является перевод его в совершенный язык, образцом которого он признавал язык математической логики. Витгенштейн не сводил философию только к анализу, вместе с тем он полагал, что главная задача философии состоит в *логическом анализе* различных способов выражения действительности с помощью научных понятий, языка искусства, мистического созерцания мира с целью установления того, о чем можно и о чем нельзя говорить осмысленно. Логический позитивизм Венского кружка в целом продолжил лингвистическую и логицистскую традицию анализа; в центре последнего было прояснение лингвистических и логико-методологических проблем науки. В рамках логического позитивизма были разработаны два типа анализа. Первый тип представлял собой разновидность классического варианта эпистемологического редукционизма и сводился к надежному обоснованию значений наших высказываний на элементарной и фундаментальной в познавательном отношении основе. Первоначально аналитическая процедура сводилась к редукции теоретических высказываний к *базисным предложениям* как некоторым индикаторам осмысленности. В качестве *базисных высказываний* принимались предложения (см. протокольные предложения) , выражающие чувственный опыт (феноменализм), а затем предложения, описывающие наблюдения физических объектов (физикализм). Но и в том и другом случае они рассматривались как абсолютные основания, к которым редуцируется все знание и из которых в принципе оно может быть дедуцировано. Позитивная задача такого анализа состояла в показе того, что осмысленными высказываниями являются эмпирические высказывания науки и тавтологии (истины логики и математики), негативная в элиминации из теоретического языка всего того, что не является эмпирически осмысленным, псевдопонятий, псевдопроблем, суждений спекулятивной метафизики. Конечная цель редуктивного анализа логическое обоснование идеала *единой науки*. Теоретические трудности, с которыми столкнулась программа редукции языка психологии к языку физики, а также эпистемологическая и методологическая несостоятельность критерия верификации, (не отвечающего своим же собственным требованиям), вынудили сторонников Венского кружка расширять и смягчать этот критерий, в результате чего он потерял значение . В рамках логического позитивизма был разработан и другой тип анализа, связанный с идеей *единой науки* и построением идеальных языков. В работах Карнапа 30-х годов философская проблема анализа языка науки была сформулирована как проблема логического синтаксиса языка науки. Логический анализ мыслился как формализация правил построения и преобразования языка науки. Путем построения все более полных формальных языков ставилась задача максимального приближения этого языка к естественному, с тем чтобы выявить его концептуальный каркас, структуру и повседневные способы мышления. Под влиянием критики со стороны Тарского Карнап счел необходимым включить в логический синтаксис семантический анализ, т.е. отношение значений терминов к описываемой ими реальности. В дальнейшем признается не только семантика, но и прагматика, охватывающая проблемы использования языка. В связи с этим аналитическая деятельность приобретает громоздкий и запутанный вид, поскольку вводятся дополнительные правила, управляющие смыслом терминов, регламентирующие процедуру использования языка и т.п. В дальнейшем такое ограниченное понимание философии как анализа логики науки, признание неправомерными и *метафизическими* вопросов об отношении языка научной теории к реальности не оправдали себя и были подвергнуты критике и пересмотру в постпозитивизме. Обращение логических позитивистов к созданию идеального искусственного языка для аналитических целей было отступлением от традиционного редуктивного анализа. Этот тип анализа распространился в США и Скандинавских странах. В Великобритании получил признание другой тип нередуктивного анализа контекстуальный, предложенный философами, исследующими естественный язык. Наиболее развернутый вариант лингвистического контекстуального анализа содержится в *Философских исследованиях* Витгенштейна, где произошел отказ от старого представления об анализе, основанном на концепции изоморфности структуры языка структуре фактов и референциальной теории значения. Витгенштейн отвергает идею о корректировке языка с помощью тех или иных искусственных процедур. Исходя из гетерогенности обычных понятий лингвистической практики, Витгенштейн предложил вариант анализа, основанный на концепции *языковых игр*. Контекстуальный анализ должен рассматривать язык как особого рода коммуникативную деятельность, в процессе которой создаются значения слов и выражений. Задача философа-аналитика состоит в том, чтобы прояснять употребление слов и выражений, описывать те специфические инструментальные функции, которые они выполняют в определенном контексте. Для реализации этой задачи не существует жестко фиксированных методов и процедур, используются любые приемы, эффективные для данного случая. Идея множества методов связана у Витгенштейна с гносеологическим релятивизмом, а подчеркивание решающей роли языковых конвенций имеет смысл растворения реальности в контекстах различных *языковых игр*. Параллельно с Витгенштейном философия лингвистического анализа разрабатывалась философами Оксфордского и Кембриджского ун-тов (Остин, Райл, Уиздом, Ф. Вайсман), а также рядом амер. философов (М.Блэк, Малкольм и др.). В качестве *языка* здесь принимается естественный, исторически сложившийся язык, а философский смысл анализа сводится к выявлению имплицитных значений, формируемых в процессе интерсубъективного понимания и контекстуального употребления языка. Как и логический анализ, лингвистический анализ сохраняет некоторые позитивистские установки. Предполагается, что все знание о мире дают наука и здравый смысл; философия занимается не установлением истин, а *проясняющей* аналитической деятельностью по различению осмысленного и бессмысленного, очищению языка от *систематически вводящих в заблуждение высказываний* (Райл). Подчеркивая *проясняющую* и *терапевтическую* функции анализа, лингвистические аналитики не предложили каких-либо ясных и четких процедур анализа. Анализ понимался и в смысле установления семантических дистинкций и правил точного употребления понятий, и в смысле выявления ситуационного значения слов, и в смысле сравнения различного рода *языков* и типов высказываний. Зачастую анализ сводился к лексикографическому анализу. Попытки ряда философов расширить философское содержание лингвистического анализа, ввести в него метафизическую проблематику превращают лингвистический анализ в концептуальный. Данный тип анализа получил развитие в концепции *дескриптивной метафизики* Стросона, нацеленной на исследование фундаментальных структур человеческого мышления и отношения структуры языка и структуры реальности. Обсуждение общефилософской проблематики характерно также для Даммита и Э. Куинтона. Отказавшись от идеи, что смысл философской деятельности сводится к *прояснению* языка, и обратившись к решению извечных проблем философии, эти философы по-прежнему считают, что у философа нет иного способа решения проблем, кроме лингвистического анализа того, как мы говорим о проблемах. Появление постпозитивистских форм философии, выступивших с ревизией принципиальных догм неопозитивизма и предложивших новые модели языка и знания, положило конец классическим формам А.ф. Это, однако, не означает кризиса аналитической традиции как таковой. Последняя сохраняется и продолжает доминировать в англоязычной философии. В рамках этой традиции анализ из цели философской деятельности превращается в одно из ее средств. Понятие *анализ* уже не связывается жестко с какой-либо одной формой знания. Вместе с тем сохраняется прежнее стремление к превращению философии с помощью анализа языковых и концептуальных средств в строгое и доказательное знание. Прагматические аналитики (Куайн, Гудмен и др.) основное внимание сосредоточивают на интерпретации научного знания и средствах его логического обоснования. В этом отношении они продолжают логицистскую традицию неопозитивизма. Однако аналитическое ниспровержение метафизики у них либо отходит на второй план, либо теряет свою значимость. Одновременно отвергаются центральные догмы неопозитивизма резкая дихотомия аналитического и синтетического, эмпирический верификационизм (см. Эмпиризма догмы). Куайн обратил внимание на холистические и прагматические аспекты знания. Наши высказывания о мире предстают перед судом чувственного опыта не по одиночке, а как единое целое, в виде системы, которая сталкивается с опытом только краями (см. ДюэмаКуайна тезис). Речь может идти лишь об оправдании всей системы, а это оправдание может быть только прагматическим. Прагматический анализ не исключает редукционистские процедуры (например, проблема духовного и телесного (mind-body problem) решается Куайном на основе физикалистского редукционизма). Но определяющей здесь является другая тенденция: анализу как редукции знания к *абсолютным* основаниям *опытным данным* противостоит представление об анализе как построении логически обоснованной теории, получающей свое оправдание с помощью принципа прагматической эффективности системы. Одно из важных направлений в эволюции аналитической традиции связано с синтезом двух ее прежних разветвлений логического и лингвистического анализа. Потребности логического моделирования естественных языков, возникающие в процессе развития когнитивных наук и совершенствования компьютерной техники, стимулировали разработку формальной техники для исследования естественного языка (Хомский, Дж. Фодор, Дэвидсон, Р.Монтегю, Д. Льюис, Сёрл и др.). Предполагается, что правила языка, являясь естественными формами, определяемыми содержанием, все же поддаются логическому исчислению. В постпозитивистской А.ф. понятие *анализ* получает широкое толкование в силу резкого расширения проблемного поля. Если представители классической А.ф. ограничивались относительно небольшим кругом проблем, поддающихся *окончательному* разрешению, постпозитивистские аналитики в качестве предмета исследования выбирают любые философские проблемы метафизики, онтологии, философии сознания, философии и методологии науки, философии языка, этики, философии права, философии истории, отнюдь не претендуя на их исчерпывающий анализ. Например, сложившиеся в рамках аналитической традиции течения научного материализма и научного реализма исследуют фундаментальные проблемы взаимосвязи духовного и телесного и отношения наших концептуальных средств к реальности. Весьма развитую и сложившуюся форму приобрела аналитическая философия истории (Гемпель, М. Мандельбаум, Дрей, М. Уайт, Вригт и др.), в которой основное внимание уделяется анализу концептуального аппарата исторического объяснения, выяснению смысла ключевых понятий и методов исторического исследования. К аналитическим методам широко прибегают представители философии религии. Методы логического, лингвистического анализа применяются к религиозному языку и языку теологии с целью обоснования их осмысленности, наличия в них особой *религиозной логики*, возможности их верификации на основе факта религиозной веры (У. Блэкстоун, А. Плантинга и др.). Идеи позднего Витгенштейна используются для оправдания теологии (и веры в Бога) как особой *языковой игры*, подчиняющейся своим собственным правилам, отличным от правил науки и философии. В последние годы на первый план среди направлений А.ф. стали выходить социальная и политическая философия, чему способствовали фундаментальные работы в этой области Ролза и Нозика. Современных философов, работающих в рамках аналитической традиции, не связывает ни предметное, ни мировоззренческое единство. Работы аналитиков отличает постановка проблем и способ их решения: постановка вопросов в модальности *как есть*, а не *что есть*, иначе говоря, как говорится о той или иной проблеме, а не какую реальность она выражает. В арсенале аналитических средств ныне сохраняется и логический, и семантический, и контекстуальный анализ, используются и традиционные редукционистские процедуры. Но ни одна из этих форм анализа не имеет самодовлеющее значение. Чаще всего под *анализом* понимается техника аргументации, нормы рационального рассуждения осмысленность вопросов, экспликация и артикуляция предпосылок и концептуальных средств, установление смысловой зависимости между высказываниями, логичность рассуждения и обоснованность выводов. В философских концепциях, развиваемых в рамках аналитической традиции, сохраняется определенный сциентистский настрой в том смысле, что они тяготеют к формам рациональности, развиваемым скорее в точных науках, а не в гуманитарных дисциплинах, что они с недоверием относятся к философским построениям, базирующимся на интуиции и чувстве и в целом следуют идеалу философии как строгой рационально-теоретической деятельности. Н.С. Юлина Аналитическая философия в XX веке // Вопросы философии. 1988, № 8; Аналитическая философия. Избранные тексты. М., 1993; Витгенштейн Л. Философские работы. Ч.1. М., 1994; Грязное А.Ф. Эволюция философских взглядов Л. Витгенштейна. М., 1985; Козлова М. С. Философия и язык. М., 1972; Пассмор Дж. Философское рассуждение // Путь. 1995, № 8; Серль Дж. Современная философия в Соединенных Штатах // Путь. 1995, № 8; Рассел Б. Проблемы философии. М., 1914; Философия. Логика. Язык. М., 1987; Хилл Т.И. Современные теории познания. М., 1965. M.G. White (ed.). The Age of Analysis, 1955. A.J. Ayer. Philososphy in the Twentieth Century, 1982; R. Ammerman (ed.). Classics of Analytic Philosophy, 1965; L.J. Cohen. The Dialogue of Reason: An Analysis of Analytical Philosophy, 1986; M. Dummett. Origins of Analytical Philosophy, 1994; H. Feigl and W. Seilars (eds.) Readings in Philophical Analysis, 1949; J. Hosperx. An Introduction to Philosophical Analysis, 1988; A.P. Martinich (ed.). The Philosophy of Language, 1990; R. Rorty. The Linguistic Turn (2nd ed.), 1992; P. F. Strawson. Analysis and Metaphysics: An Introduction to Philosophy, 1992.... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

        АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ — расплывчатый и многозначный термин, служащий чаще всего для обозначения определенного стиля философствования. Словосо... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯв узком смысле доминирующее направление в англо-американской философии 20 в., прежде всего, в послевоенный период. В широком пла... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ - в узком смысле доминирующее направление в англо-американской философии 20 в., прежде всего, в послевоенный период. В широком плане - А.Ф. - это определенный стиль философского мышления, подразумевающий строгость и точность используемой терминологии наряду с осторожным отношением к широким философским обобщениям и спекулятивным рассуждениям. Респектабельность процессов аргументации в границах А.Ф. не менее важна, чем достигаемый с их помощью результат. Язык формирования философских идей выступает в А.Ф. не только как важное средство исследования, но и как самостоятельный объект изучения. Для достижения этих целей А.Ф. широко использует исследовательский потенциал формальной логики, эмпирическую эпистемологию, данные сопряженных наук. В определенном смысле правомерна трактовка А.Ф. не столько как некоей школы, сколько как особого интеллектуального движения в границах философской мысли 20 в. в ранге специфической метафилософской дисциплины. Традиционно А.Ф. ассоциировалась с неопозитивизмом, одним из этапов философии позитивизма. Термином неопозитивизм нередко обозначалось любое строгое и самоосознающее философское учение, уделявшее заметное внимание логико-лингвистическим аспектам анализа рассматриваемых и реконструируемых явлений и процессов. Обозначение позитивизм-неопозитивизм допустимо лишь для отдельных разновидностей А.Ф. и лишь на некоторых этапах ее развития (см. Венский кружок). Многие ведущие представители А.Ф. были акцентированно антипозитивистски ориентированы. Ги- потеза истории науки о том, что А.Ф. (тождественная неопозитивизму) постепенно вытесняется из массива философской мысли Запада постпозитивизмом, в известном смысле соответствует реалиям только такой дисциплины, как философия науки. Общими установками, присущими всей А.Ф., правомерно полагать: лингвистический поворот, семантический акцент - особое внимание ею уделяется проблематике значения, постулирование метода анализа в качестве фундирующего философскую рефлексию с целью организации философии как строгого знания, отрицание жесткого водораздела между собственно философскими проблемами и вопросами логики, лингвистики, методологии. К теоретическим и концептуальным предпосылкам А.Ф. традиционно относят: сократические индуктивные схемы; платоновскую диалектику; аристотелевские аналитики, эксплицирующие формальные структуры мышления и рассуждения; семантические изыскания софистов и стоиков; логико-семантические открытия Оккама и Иоанна Дунса Скота; идеи Ф. Бэкона об идолах рынка, препятствующих движению к истине вследствие хаоса и беспорядка в речевой коммуникации из-за различных смыслов употребляемых людьми словосочетаний; концепцию образования понятий Локка; понимание Юмом сферы перцептуального опыта как сложной комбинации представлений и идей на основе ассоциативного принципа единственной реальностью в контексте особенной значимости сигнальной функции слова; философию мышления Декарта; гипотезу о процедурах концептуализации опыта и конструирования объектов научного познания Канта. А.Ф. очевидно являет собой аккумулированную совокупность высших достижений классического философствования. К реальным и подлинно новаторским достижениям и наработкам в рамках А.Ф., обусловившим ее подлинный философский облик и придавшим ей высокий профессиональный статус, принято относить творчество ряда мыслителей англо-саксонских государств. Работы Фреге, а также Principia Mathematica Рассела и Уайтхеда продемонстрировали эффективность аппарата математической логики для реконструкции оснований математики. В развитие этого подхода Фреге в статье О смысле и значении (Смысл и денотат) (1892) положил начало стремлениям использовать подходы математической логики для разрешения уже собственно философских вопросов. Фреге сформулировал базовые проблемы и ввел главные понятия А.Ф. Сравнивая познавательный потенциал синтетических (А=Б), согласно Канту, и аналитических (А=А) суждений, Фреге отметил, что новое знание порождается благодаря первым, но при этом остается открытым вопрос о том, на чем реально фундируется их истинность, т.е. каковы именно основания отождествления разнящихся между собой выражения А и выражения Б. По Фреге, имена собственные (выражения, слова и обозначения) - элементы синтетических суждений - отождествляются тогда, когда они имеют общий референт (совпадающий внешний объект, на который они направлены). Значение этих имен и сводимо к указанию на некий объект (к референции). Обозначение значения именами собственными необходимо дополняется и тем, что они также выражают и определенный смысл. Экстраполируя подход на совокупность повествовательных предложений, Фреге сделал вывод, что мысль, заключенная в них, являет собой смысл наряду с тем, что их подлинная значимость (истинность либо ложность) суть их значение. Традиционалистская редукция таких предложений к субъект-предикатным суждениям не обеспечивает постижения их значения, вследствие чего Фреге и разработал (с помощью так называемой логики кванторов) подходы для конституирования логически безупречного языка, в рамках которого любое имя собственное указывает на соответствующий референт, а истинная ценность предложений не корректируется включением в их строй любых новых имен. Следующий шаг в эволюции идей и концепций А.Ф., одновременно явившийся поворотным пунктом в ее истории (именно этот этап трактуют как исходный большинство ее адептов) связан с творчеством Рассела и Мура. Рассел, отстаивая идею о плюралистической Вселенной (т.е. таковой, когда действительность существует вне сознания), предположил, что иное видение ее может быть объяснено только изначальной порочностью приема редукции предложений к суждениям субъектно-предикатной организации. Переосмыслив референциальную теорию значения Фреге, Рассел стал рассматривать язык как картину, отражающую атомарные факты. Он, а затем и Витгенштейн разработали следующие типовые процедуры логико-философского анализа: противопоставление глубинного логического анализа языка традиционалистскому и поверхностному, придание математической логике статуса универсального средства для решения многих философских и научных проблем с использованием грамматического анализа. Мур разработал концептуальные подходы для процедур перефразировки неясных высказываний в синонимичные и более ясные. С Мура начинается постепенный переход от анализа математических и логических структур к исследованию реального функционирования обыденного языка. С середины 1930-х позитивистская программа редукции языка постепенно утрачивает свои позиции, т.к. ее ограниченность выявляется ключевыми авторитетами неопозитивизма - представителями Венского кружка и Витгенштейном. В 1940- 1950-е позитивистские методы в А.Ф. сменяются методами лингвистического исследования, которые отказываются от использования математической логики и принципов эмпирического атомизма. Начиная с этого момента, А.Ф. начинает вновь обращаться к традиционным философским проблемам и включать в поле собственных интересов принципы других течений, сближаясь с установками прагматизма, герменевтики и структурализма. Сохраняя критический пафос по отношению к метафизике, проблемы которой должны быть разрешены с помощью терапевтических процедур лингвистического анализа, А.Ф., в тоже время, отказывается от идеи устранения метафизических предпосылок из языка философии и науки. Уточняя статус и функции метафизических рассуждений, представители этого этапа А.Ф. пришли к выводам о том, что метафизика - не бессмыслица, она не является информативной дисциплиной, но задает некое специфически-парадоксальное видение мира (как в первое утро его рождения), призывает к нетрадиционному взгляду на мироздание, постоянно динамично генерируя в границах этого процесса оригинальные научные гипотезы; метафизика пронизывает религию и мораль, психологию и религию. Метафизическое видение мира организуется на таких же основаниях, как и остальное знание людей, поэтому постижение глубинной грамматики ее - вовсе не бесполезный процесс. В случае невозможности фальсифицировать те или иные метафизические системы, необходимо помнить о потенциальной возможности их взаимной конвертации в рамках научно-интеллектуальных сообществ. Этико-юридические изыски представителей А.Ф. оказались сконцентрированы в русле трех доминирующих парадигм: интуиционизма (Мур, В. Росс, Г. Причард), отрицавшего объективную ипостась ценностей; эмотивизма (Ч.Стивенсон и др.), постулировавшего наличие двойного смысла - дескриптивного (намерение дать другому некое знание) и эмотивного (обоюдные стимулы для соответствующего диалога) - в этических суждениях и терминах; прескриптивизма (Р.Хеар и др.), обращавшего особое внимание на императивную нагруженность высказываний подобного характера. Работы позднего Витгенштейна, П.Стросона, Куайна, М.Даммита, Д.Дэвидсона и др. подчеркивают неустранимую двусмысленность и историчность языка, который рассматривается как совокупность языковых игр, схем, парадигм, задающих множественные стандарты интерпретации. Логический анализ сменяется анализом грамматики, которая меняется в зависимости от конкретных ситуаций или языковых игр. Постпозитивизм и лингвистический анализ отказываются от референциальной теории значения, различения аналитических и синтетических суждений, трактовки опыта как чего-то трансцендентного языку. А.Ф. второй половины 20 в. активно использует принципы лингвистики и психологии, а также многих течений континен- тальной философии. Центральными темами становятся проблемы понимания, смысла, коммуникации, которые рассматриваются с различных точек зрения. Таким образом, современная А.Ф. представляет собой крайне неоднородное явление, которое объединяет совершенно разные концепции, зачастую представляющие взаимопротиворечащие подходы. При этом, несмотря на сравнительно небольшое количество общих базовых предпосылок, разделяемых представителями А.Ф. в 1990-х, эта философская школа (или группа философских школ) сохраняет мощный обновленческий потенциал и эвристическую значимость. Приверженцы А.Ф. в конце 20 в. вновь сочли необходимым сохранять верность исходным теоретическим основаниям данной интеллектуальной традиции (интерес к проблемам метафизического порядка, поиск все новых и новых подходов к общей теории языка). С другой стороны, осуществили (например, П.Хакер и Г.Бейкер) ряд удачных модернизаций традиционалистских парадигм А.Ф. (преодоление жесткого водораздела между подходом истории идей и подходом истории философии, результировавшееся в признании продуктивности учета историко-культурного контекста для адекватной реконструкции взглядов мыслителей прошлых эпох). На первый план в рамках А.Ф. начинает выходить социально-политическая проблематика (теоретические работы Ролса и Нозика). (См. также Позитивизм, Фреге, Рассел, Мур, Куайн, Уайтхед, Витгенштейн, Лингвистический поворот.) А.А. Грицанов, А.В. Филиппович<br><br><br>... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

в узком смысле доминирующее направление в англо-американской философии 20 в., прежде всего, в послевоенный период. В широком плане А.Ф. это определенный стиль философского мышления, подразумевающий строгость и точность используемой терминологии наряду с осторожным отношением к широким философским обобщениям и спекулятивным рассуждениям. Респектабельность процессов аргументации в границах А.Ф. не менее важна, чем достигаемый с их помощью результат. Язык формирования философских идей выступает в А.Ф. не только как важное средство исследования, но и как самостоятельный объект изучения. Для достижения этих целей А.Ф. широко использует исследовательский потенциал формальной логики, эмпирическую эпистемологию, данные сопряженных наук. В определенном смысле правомерна трактовка А.Ф. не столько как некоей *школы*, сколько как особого интеллектуального *движения* в границах философской мысли 20 в. в ранге специфической метафилософской дисциплины. Традиционно А.Ф. ассоциировалась с неопозитивизмом, одним из этапов философии позитивизма. Термином *неопозитивизм* нередко обозначалось любое строгое и самоосознающее философское учение, уделявшее заметное внимание логико-лингвистическим аспектам анализа рассматриваемых и реконструируемых явлений и процессов. Обозначение *позитивизм-неопозитивизм* допустимо лишь для отдельных разновидностей А.Ф. и лишь на некоторых этапах ее развития (см. Венский кружок). Многие ведущие представители А.Ф. были акцентированно антипозитивистски ориентированы. Гипотеза истории науки о том, что А.Ф. (тождественная неопозитивизму) постепенно вытесняется из массива философской мысли Запада постпозитивизмом, в известном смысле соответствует реалиям только такой дисциплины, как философия науки. Общими установками, присущими всей А.Ф., правомерно полагать: лингвистический поворот, семантический акцент особое внимание ею уделяется проблематике значения, постулирование метода анализа в качестве фундирующего философскую рефлексию с целью организации философии как *строгого знания*, отрицание жесткого водораздела между собственно философскими проблемами и вопросами логики, лингвистики, методологии. К теоретическим и концептуальным предпосылкам А.Ф. традиционно относят: сократические индуктивные схемы; платоновскую диалектику; аристотелевские аналитики, эксплицирующие формальные структуры мышления и рассуждения; семантические изыскания софистов и стоиков; логико-семантические открытия Оккама и Иоанна Дунса Скота; идеи Ф. Бэкона об *идолах рынка*, препятствующих движению к истине вследствие хаоса и беспорядка в речевой коммуникации из-за различных смыслов употребляемых людьми словосочетаний; концепцию образования понятий Локка; понимание Юмом сферы перцептуального опыта как сложной комбинации представлений и идей на основе ассоциативного принципа единственной реальностью в контексте особенной значимости сигнальной функции слова; философию мышления Декарта; гипотезу о процедурах концептуализации опыта и конструирования объектов научного познания Канта. А.Ф. очевидно являет собой аккумулированную совокупность высших достижений классического философствования. К реальным и подлинно новаторским достижениям и наработкам в рамках А.Ф., обусловившим ее подлинный философский облик и придавшим ей высокий профессиональный статус, принято относить творчество ряда мыслителей англо-саксонских государств. Работы Фреге, а также *Principia Mathematica* Рассела и Уайтхеда продемонстрировали эффективность аппарата математической логики для реконструкции оснований математики. В развитие этого подхода Фреге в статье *О смысле и значении* (*Смысл и денотат*) (1892) положил начало стремлениям использовать подходы математической логики для разрешения уже собственно философских вопросов. Фреге сформулировал базовые проблемы и ввел главные понятия А.Ф. Сравнивая познавательный потенциал *синтетических* (А=Б), согласно Канту, и аналитических (А=А) суждений, Фреге отметил, что новое знание порождается благодаря первым, но при этом остается открытым вопрос о том, на чем реально фундируется их истинность, т.е. каковы именно основания отождествления разнящихся между собой выражения А и выражения Б. По Фреге, *имена собственные* (выражения, слова и обозначения) элементы синтетических суждений отождествляются тогда, когда они имеют общий референт (совпадающий внешний объект, на который они направлены). Значение этих *имен* и сводимо к указанию на некий объект (к *референции*). Обозначение значения именами собственными необходимо дополняется и тем, что они также выражают и определенный смысл. Экстраполируя подход на совокупность повествовательных предложений, Фреге сделал вывод, что мысль, заключенная в них, являет собой смысл наряду с тем, что их подлинная значимость (истинность либо ложность) суть их значение. Традиционалистская редукция таких предложений к субъект-предикатным суждениям не обеспечивает постижения их значения, вследствие чего Фреге и разработал (с помощью так называемой *логики кванторов*) подходы для конституирования логически безупречного языка, в рамках которого любое имя собственное указывает на соответствующий референт, а истинная ценность предложений не корректируется включением в их строй любых новых имен. Следующий шаг в эволюции идей и концепций А.Ф., одновременно явившийся поворотным пунктом в ее истории (именно этот этап трактуют как исходный большинство ее адептов) связан с творчеством Рассела и Мура. Рассел, отстаивая идею о плюралистической Вселенной (т.е. таковой, когда действительность существует вне сознания), предположил, что иное видение ее может быть объяснено только изначальной порочностью приема редукции предложений к суждениям субъектно-предикатной организации. Переосмыслив референциальную теорию значения Фреге, Рассел стал рассматривать язык как *картину*, отражающую атомарные факты. Он, а затем и Витгенштейн разработали следующие типовые процедуры логико-философского анализа: противопоставление *глубинного* логического анализа языка традиционалистскому и *поверхностному*, придание математической логике статуса универсального средства для решения многих философских и научных проблем с использованием грамматического анализа. Мур разработал концептуальные подходы для процедур перефразировки неясных высказываний в синонимичные и более ясные. С Мура начинается постепенный переход от анализа математических и логических структур к исследованию реального функционирования обыденного языка. С середины 1930-х позитивистская программа редукции языка постепенно утрачивает свои позиции, т.к. ее ограниченность выявляется ключевыми авторитетами неопозитивизма представителями Венского кружка и Витгенштейном. В 19401950-е позитивистские методы в А.Ф. сменяются методами лингвистического исследования, которые отказываются от использования математической логики и принципов эмпирического атомизма. Начиная с этого момента, А.Ф. начинает вновь обращаться к традиционным философским проблемам и включать в поле собственных интересов принципы других течений, сближаясь с установками прагматизма, герменевтики и структурализма. Сохраняя критический пафос по отношению к метафизике, проблемы которой должны быть разрешены с помощью терапевтических процедур лингвистического анализа, А.Ф., в тоже время, отказывается от идеи устранения метафизических предпосылок из языка философии и науки. Уточняя статус и функции метафизических рассуждений, представители этого этапа А.Ф. пришли к выводам о том, что метафизика не бессмыслица, она не является информативной дисциплиной, но задает некое специфически-парадоксальное видение мира (*как в первое утро его рождения*), призывает к нетрадиционному взгляду на мироздание, постоянно динамично генерируя в границах этого процесса оригинальные научные гипотезы; метафизика пронизывает религию и мораль, психологию и религию. Метафизическое видение мира организуется на таких же основаниях, как и остальное знание людей, поэтому постижение *глубинной грамматики* ее вовсе не бесполезный процесс. В случае невозможности фальсифицировать те или иные метафизические системы, необходимо помнить о потенциальной возможности их взаимной конвертации в рамках научно-интеллектуальных сообществ. Этико-юридические изыски представителей А.Ф. оказались сконцентрированы в русле трех доминирующих парадигм: интуиционизма (Мур, В. Росс, Г. Причард), отрицавшего объективную ипостась ценностей; эмотивизма (Ч.Стивенсон и др.), постулировавшего наличие двойного смысла дескриптивного (намерение дать другому некое знание) и эмотивного (обоюдные стимулы для соответствующего диалога) в этических суждениях и терминах; прескриптивизма (Р.Хеар и др.), обращавшего особое внимание на императивную нагруженность высказываний подобного характера. Работы позднего Витгенштейна, П.Стросона, Куайна, М.Даммита, Д.Дэвидсона и др. подчеркивают неустранимую двусмысленность и историчность языка, который рассматривается как совокупность *языковых игр*, *схем*, *парадигм*, задающих множественные стандарты интерпретации. Логический анализ сменяется анализом *грамматики*, которая меняется в зависимости от конкретных ситуаций или *языковых игр*. Постпозитивизм и лингвистический анализ отказываются от референциальной теории значения, различения аналитических и синтетических суждений, трактовки опыта как чего-то трансцендентного языку. А.Ф. второй половины 20 в. активно использует принципы лингвистики и психологии, а также многих течений континентальной философии. Центральными темами становятся проблемы понимания, смысла, коммуникации, которые рассматриваются с различных точек зрения. Таким образом, современная А.Ф. представляет собой крайне неоднородное явление, которое объединяет совершенно разные концепции, зачастую представляющие взаимопротиворечащие подходы. При этом, несмотря на сравнительно небольшое количество общих базовых предпосылок, разделяемых представителями А.Ф. в 1990-х, эта философская школа (или группа философских школ) сохраняет мощный обновленческий потенциал и эвристическую значимость. Приверженцы А.Ф. в конце 20 в. вновь сочли необходимым сохранять верность исходным теоретическим основаниям данной интеллектуальной традиции (интерес к проблемам метафизического порядка, поиск все новых и новых подходов к общей теории языка). С другой стороны, осуществили (например, П.Хакер и Г.Бейкер) ряд удачных модернизаций традиционалистских парадигм А.Ф. (преодоление жесткого водораздела между подходом *истории идей* и подходом *истории философии*, результировавшееся в признании продуктивности учета историко-культурного контекста для адекватной реконструкции взглядов мыслителей прошлых эпох). На первый план в рамках А.Ф. начинает выходить социально-политическая проблематика (теоретические работы Ролса и Нозика). (См. также Позитивизм, Фреге, Рассел, Мур, Куайн, Уайтхед, Витгенштейн, Лингвистический поворот.)... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ - в узком смысле доминирующее направление в англо-американской философии 20 в., прежде всего в послевоенный период. В широком п... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ философская традиция, объединяющая различные философские направления (логический позитивизм, философию лингвистического анали... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

преобладающее течение мысли в англоязычных странах 20 в.; способ философствования, ориентирующийся на идеалы ясности, точности и логической строгости. ... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯпреобладающее течение мысли в англоязычных странах 20 в.; способ философствования, ориентирующийся на идеалы ясности, точности и логической строгости. Последние были выражены, например, австрийским философом Людвигом Витгенштейном (1889-1951) в работе Tractatus Logico-Philosophicus (1921) следующим образом: "Цель философии - логическое прояснение мыслей".Примеры логического анализа можно найти в работах Платона и Аристотеля, средневековых теологов, рационалистов и эмпириков 17 и 18 вв., британских утилитаристов и в бесчисленном множестве сочинений других мыслителей. Вплоть до 20 в. философы обычно полагали, что главные философские вопросы - природа реальности, возможности и границы человеческого познания, природа добра и справедливости, смысл жизни - достаточно ясны, и задача философии заключается в том, чтобы дать на них ответы, причем неважно - ясные или не вполне понятные. Если идеал ясности должен быть отброшен ради того, чтобы найти истину, эту жертву следует принести не колеблясь.По мере развития философии возникали различные соперничавшие друг с другом "школы", каждая из них имела своих лидеров и последователей, свою методологию, свое мировоззрение (например, существовали школы томистов, картезианцев, кантианцев, немецких идеалистов, марксистов, прагматистов и др.). Некоторые из этих школ, отпраздновав краткий триумф, исчезали, другие продолжали жить, третьи со временем обретали новое дыхание. Однако сколько-нибудь заметного прогресса в поиске общезначимых решений главных философских проблем не наблюдалось. После двух тысячелетий развития философской мысли однозначные решения казались столь же недостижимыми, как и в древности.Возникновение аналитической философии означало надежду на прогресс. В конце 19 в. был разработан новый инструмент мышления - формальная логика. В том виде, который ей придали Г.Фреге, Б.Рассел и А.Н.Уайтхед, формальная логика позволила с большой точностью описать формы суждений и отношения между ними. На целый ряд философских вопросов, в частности касавшихся природы математики, были сразу даны новые и четкие ответы, и стало казаться, что с помощью формальной логики можно будет найти окончательное решение философских проблем. Б.Рассел назвал одну из своих лекций "Логика как сущность философии". Американский философ Ч.С.Пирс сформулировал суть нового подхода в своем знаменитом эссе Как сделать наши идеи ясными (1878).Хорошим примером использования логики в решении философских проблем является "теория дескрипций" Рассела в ее применении к проблемам истины и существования. Рассел задался вопросом: истинно или ложно утверждение "Нынешний король Франции лыс"? По-видимому, здесь мы имеем дело со следующей дилеммой. Утверждение явно не истинно, но, поскольку "нынешнего короля Франции" не существует, нельзя также сказать, что оно ложно, ибо тогда мы вынуждены будем сделать вывод о том, что нынешний король Франции не лыс. Анализ приведенного утверждения показывает, что оно представляет собой конъюнкцию трех более простых утверждений: "существует нынешний король Франции"; "существует не более чем один нынешний король Франции" и "если кто-то является нынешним королем Франции, то он лыс". Явно ложным является только первое из этих утверждений, и с ним уже не связано никаких проблем. Таким образом, анализируя логическую форму утверждения, мы можем прийти к более ясному пониманию его смысла и истинности, избегая неверных импликаций и псевдопроблем.Подобным же образом аналитический философ подходит к разрешению вечного вопроса: "В чем смысл жизни?" Сам вопрос кажется простым, хотя и не имеющим простого ответа. Но при более внимательном рассмотрении оказывается, что он тоже нуждается в прояснении. Понимаем ли мы, что такое "смысл" и что такое "жизнь"? Верно ли, что существует только один "смысл" и что вся "жизнь" имеет этот смысл? Допущения, которые мы принимаем, крайне сомнительны, следовательно, сомнительна и сама формулировка вопроса. Вопрос о смысле жизни должен быть задан как-то иначе, чтобы не были безнадежными все попытки его решения. Руководящий принцип аналитической философии в этом и других случаях, как его формулирует Витгенштейн в предисловии к Логико-философскому трактату, гласит: "То, что вообще может быть сказано, может быть сказано ясно; о том же, что сказать невозможно, следует молчать".В период примерно с 1920 по 1950 в рамках аналитической философии существовало мощное движение, известное под названием логического позитивизма. Возникло оно в Вене (отсюда наименование первого периода развития логического позитивизма - "Венский кружок"). Философы этого направления, М.Шлик, Р.Карнап, А.Дж.Айер и др., полагали, что все осмысленные утверждения являются либо научно верифицируемыми утверждениями о мире, либо чисто логическими тавтологиями. Суждения традиционной философии, как и многие суждения, принадлежащие сфере обыденной жизни, были объявлены бессмысленными. Для пропаганды своих идей "Венский кружок" созывал международные конференции, издавал собственный журнал и серию книг, поддерживал связи с близкими по взглядам философами в других странах. Концом логического позитивизма можно считать публикацию в 1950-х годах серии статей одного из бывших членов Венского кружка К.Гемпеля, в которых были отмечены принципиальные трудности и даже неясности, связанные с самим ключевым понятием осмысленности. Серьезная критика неопозитивистских принципов была проведена американским логиком У.В.О.Куайном.Руководствуясь идеалом ясности, аналитики занимались изучением не только логической структуры языка, но и его употребления в обыденных, повседневных контекстах. Подчеркивалось, что при анализе языковых выражений следует принимать во внимание эти контексты. Отрываясь от них, философы используют термины в специфических несобственных смыслах и поэтому сталкиваются с затруднениями, которые не могут быть устранены в принципе. Видными представителями этого течения (т.н. "анализа обыденного языка"), кроме "позднего Витгенштейна", были Г.Райл, Дж.Остин, Г.Э.М.Энском и Н.Малколм.Приблизительно с 1960 акценты сместились, и под влиянием Куайна язык и логика стали рассматриваться, подобно эмпирическим наукам, не просто как набор инструментов для анализа, а как некое знание о реальности. В результате в лоно философского анализа возвратились традиционные проблемы: истины, фактического соответствия, синтеза знания. Но поскольку требования ясности и логической строгости все еще считаются абсолютно необходимыми, термин "аналитическая философия" остается в своих правах, а обозначаемый им образ мышления продолжает господствовать в мире англоязычной философии. См. также КАРНАП, РУДОЛЬФ; ВИТГЕНШТЕЙН, ЛЮДВИГ; РАССЕЛ, БЕРТРАН; МУР, ДЖОРДЖ ЭДВАРД; ФРЕГЕ, ГОТЛОБ; УАЙТХЕД, АЛФРЕД НОРТ; АЙЕР, АЛФРЕД ДЖУЛЗ; РАЙЛ, ГИЛБЕРТ; КУАЙН, УИЛЛАРД ВАН ОРМАН; ОСТИН, ДЖОН; ПИРС, ЧАРЛЗ САНДЕРС.... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

направление совр. философии, распространенное в англоязычных и скандинавских странах, а также в Нидерландах. Общим для разнообразных концепций, объединяемых определением «А.ф.», явл. принципиальный интерес к проблеме языка в структурно-логическом и семантическом аспектах. Совр. теоретики А.ф. (К.-О.Апель, Дж.Серль) выделяют в кач-ве ее предметно-проблемной и методол. специфики след. моменты: «лингв. поворот» (анализ традиц. филос. вопросов в контексте исследования средств их языкового выражения), «семантический акцент» (концентрация внимания на проблеме значения высказываний, понятий, терминов науки и философии), «методол. уклон» (направленность на выявление перспектив рационально-аналитич. парадигмы науч. познания в совр. условиях). Родоначальниками А.ф. явл. Б.Расселл, Дж.Мур и Г.Фреге, хотя ее истоки лежат в философии XVII—XVIII вв. (Декарт, Лейбниц, Локк, Юм, Кант), в тех ее течениях, к-рые полагали аналитич. метод познания универсальным и пытались выработать адекватные логич. и языковые средства фиксации его результатов. Точкой отсчета в развитии А.ф. стала полемика по поводу работы Фреге «О смысле и значении» (1892), в к-рой методы матем. логики применяются для решения поставленного Кантом вопроса о когнитивной ценности аналитич. («А есть А») и синтетич. («А есть В») высказываний. Фреге считал, что основанием для отождествления А и В явл. общий для них референт, т.е. их значение сводится к указанию на него как на «внешн. объект» и потому явл. тождественным, хотя «внутр. смысл» данных имен различается. Классич. логика позволяет открыть только смысл имени, но не его значение; для последнего необходима логика кванторов, одним из основателей к-рой был сам Фреге (наряду с Дж.Пеано и Б.Расселлом). Согл. ему новый способ анализа высказываний позволяет разработать «совершенный логич. язык», в к-ром любое имя указывает на опред. референт, а введение новых имен не сказывается на общей истинности предложения. Расселл в статье «О дескрипции» (1905) указал на ошибочность отождествления денотатов с собств. именами и разделил их на два класса: 1) простые символы, обозначающие единичные объекты, к-рые явл. их непосредственным значением; 2) дескрипции, включающие неск. слов с устойчивыми значениями; общее значение дескрипции определяется соединением слов, входящих в нее. Практически все употребляемые в обыденной речи слова суть сокращенные дескрипции, к-рые в силу «речевой привычки» путают с именами; след-но, необходима логич. редукция предложений «естеств. языка» к предложениям, состоящим только из простых символов. Сконструированная т.о. «чистая грамматика» будет идеальным языком логики и основой совершенного языка философии. Эта концепция (т.н. «логич. атомизм») служила программой А.ф. в 1890— 1920-х гг. Опубл. в 1921 г. «Логико-философский трактат» Л.Витгенштейна стимулировал поворот от поисков идеального языка философии к конструированию «протокольного языка» чистого естествознания. Разл. интерпретации положений Витгенштейна явились методол. основой ряда течений логич. позитивизма, таких как Венский кружок, ЛьвовскоВаршавская шк., Берлинское об-во эмпирич. философии и др. (см. Неопозитивизм). Наиболее последовательной попыткой реализации программы «раннего Витгенштейна» явл. концепция верификации, выдвинутая деятелями Венского логич. кружка (М.Шлик, Р.Карнап, О.Нейрат и др.). В 1940—50-х гг. под влиянием новой теории языка Витгенштейна и концепции фальсификации К.Поппера начинается совр. этап развития А.ф., центр к-рой смещается в брит. и амер. ун-ты. Для этого периода характерен методол. плюрализм и разработка разл. практ. аспектов лингв. анализа, выходящих за пределы «наукоцентризма» предшествующих версий А.ф. В англоязычной лит-ре А.ф. совр. типа часто определяется как «лингвистическая философия», осн. представителями к-рой явл. англ. философы Д.Остин, Дж.Райл, Дж.Уиздом, Ф.Вайсман и их амер. коллеги М.Блэк, Н.Малколм и др. Синтез положений традиц. А.ф. с др. филос.-методол. парадигмами (прагматизм, постпозитивизм, структурализм) представлен в работах П.Стросона, М.Даммита, Г.Н.Гудмена, У.Куайна. Лит.: Аналитическая философия: Становление и развитие. М., 1998; Апель К.-О. Трансформация философии. М., 2001; Витгенштейн Л. Избр. филос. работы: В 2 т. М., 1993—1994; Пап А. Семантика и необходимая истина. Исследование оснований аналитической философии. М., 2002; Расселл Б. Искусство мыслить. М., 1995. Е.В.Гутов ... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

направление бурж. философии 20 в., к-рое сводит философию к анализу употребления языковых средств и выражений, толкуемому как подлинный источник постановки филос. проблем. Этот анализ рассматривается в А. ф. в качестве единственно правомерного метода филос. исследования и направлен на то, чтобы выявить действит. ситуации употребления языковых средств, порождающие филос. проблемы. Его цель состоит в том, чтобы показать, что не существует реальных филос. проблем, а соответств. проблема, выступающая как философская, является либо псевдопроблемой, либо носит логико-лингвистич. характер, либо предполагает конкретное содержат, исследование. Отрицая, т.о., правомерность философии как самостоят, вида познават. деятельности и рассматривая свою задачу как своего рода разоблачение и преодоление самостоятельности философии, А. ф. выражает тенденцию неопозитивизма в совр. философии. А. ф. получила распространение гл. обр. в США и Великобритании; отд. представители и группы А. ф. имеются в скандинавских странах и Австралии. Внутри А. ф. можно выделить два направления: логического анализа философию, к-рая в качестве средства анализа применяет аппарат совр. математич. логики, и лингвистическую философию, отвергающую логич. формализацию как осн. метод анализа и занимающуюся исследованием типов употребления выражений в естеств., обыденном языке, в т. ч. когда он применяется при формулировке филос. понятий. Единые в своих претензиях на совершение позитивистской «революции в философии», оба эти течения выражают, однако, различные умонастроения: в то время как философия логич. анализа считает себя философией науки и представляет линию сциентизма в совр. бурж. философии, сторонники философии лингвистич. анализа выступают против к.-л. культа науч. знания и отстаивают «естественное» отношение к миру, выраженное в обыденном языке. Понятие анализа, принятое в А. ф., появилось в бурж. философии 20 в. у Рассела и Мура как определ. метод разработки филос. проблематики в противоположность спекулятивному системосозиданию, характерному, в частности, для абс. идеализма Ф. Брэдли и Б. Бозанкета. Большую роль в формировании исходных установок А. ф. сыграл «Логико-филос. трактат» Витгенштейна, оказавший значит, влияние на формирование логического позитивизма. Хотя последний и можно рассматривать как форму А. ф., сами его представители не считали анализ самоцелью, а использовали его как средство реализации программы общенауч. синтеза в т. н. унифициров, науке. Само понятие «А. ф.» получает распространение только после 2-й мировой войны, охватывая различные течения бурж. философии, предметом анализа к-рых были языковые средства науки, обыденного языка и самой философии. Распространение термина «А. ф.», вытесняющего термин « неопозитивизм», связано в основном с неудачами реализации программы неопозитивизма, с невозможностью упразднить классич. филос. проблематику, осуществить всеохватывающий анализ «языка науки» на основе непозитивистских принципов, полностью «деидеологизировать» философию. Для А. ф. характерна тенденция, сохранив идею анализа как «антиметафизики», максимально освободиться от к.-л. содержат, предпосылок филос. характера, в т. ч. от гносеологич. постулатов раннего неопозитивизма (напр., принципа верификации), рассматривать анализ как чистую технику и не ограничивать его к.-л. формами, связанными с определ. концепциями знания. Тем самым совр. А. ф. приходит либо к полной ликвидации себя как философии, подмене филос. исследования логико-лингвистич., логико-семантич. анализом, либо к возвращению в завуалированной форме к проблемам филос. характера. При этом для совр. А. ф. характерно стремление сочетать анализ с идеалистич. филос. концепциями, которые традиционно считались антитезой неопозитивизма.... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

Развитие и нарастающее влияние аналитической философии по праву считается одной из отличительных черт интеллектуальной культуры XX столетия. У истоков этого направления философского знания стояли английские философы Джордж Эдвард Мур (1873 —1958) и Бертран Рассел (1872 —1970), а также немецкий логик и математик Готлоб Фреге (1848—1925). Аналитическая философия наследует традиции изучения оснований знания — как в его чувственной, эмпирической, так и в рациональной, теоретической форме. Ее предшественниками считают Гоббса, Локка, Беркли, Юма, Д.-С. Милля, Маха, а также Аристотеля и средневековую схоластику, Р.Декарта, Лейбница, Канта и др. Наработанные в прежние века идеи и методы анализа человеческого опыта развиваются в аналитической философии в тесной связи с исследованием языка, в котором выражается и осмысливается этот опыт. Термин "логический анализ" ввели в употребление Мур и Рассел. Он характеризовал метод исследования, но впоследствии определил и название философского направления, практиковавшего этот метод. Круг философов "аналитической" волны несколько размыт: Г.Фреге, Дж.Э.Мура, Б.Рассела, Л.Витгенштейна, Р.Карнапа, Г.Райла, П.Стросона и других объединяет не столько тематика или тип философских концепций, сколько стиль философствования. Его общая характерная черта — детальное исследование языка (с учетом новейших достижений логики и лингвистики) с целью решения философских проблем. Главные цели философии анализа — выявление структуры мысли, прояснение всего смутного, невнятного, достижение "прозрачного" соотнесения языка и реальности, четкое разграничение значимых и пустых выражений, осмысленных и бессмысленных фраз. Внутри аналитической философии выделяют два направления: философию логического анализа и философию лингвистического анализа (или лингвистическую философию). Приверженцы первого направления в основном занимаются философией и логикой науки в русле сциентизма. Сторонники второго направления считают такую ориентацию искусственной и слишком узкой, чрезмерно ограничивающей философский кругозор. С их точки зрения философия укоренена в реальном человеческом разумении, в жизненных ситуациях, в механизмах естественного языка. В основу философии логического анализа легли идеи Фреге и Рассела, а также концепция "Логико-философского трактата" Витгенштейна, сыгравшая важную роль в формировании принципов всей аналитической философии. Истоки лингвистической философии связывают с деятельностью Мура. Зрелая же концепция этого направления тоже была разработана Витгенштейном — во второй период его творчества. ... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

широкое и довольно разнородное течение 20 в., объединяющее различные группировки, направления и отдельных философов, к-рые усматривают задачу философии в анализе языка с целью прояснения содержания проблем, традиционно считавшихся философскими. Предполагается, что анализ должен заменить нечеткое выражение проблемы в языке такой формулировкой, к-рая демонстрировала бы действительную суть проблемы. В этом случае проблема может оказаться либо неверно поставленной, “псевдопроблемой”, либо связанной с употреблением тех или иных языковых форм, либо, наконец, не иметь отношения к философии и решаться средствами частных наук. А. ф. получила распространение гл. обр. в США и Англии, отдельные ее представители и группы имелись в Скандинавских странах, Австралии и др. странах. В Англии господствующей формой А. ф. выступила лингвистическая философия. В США А. ф. помимо ряда философов, близких к лингвистической философии, была представлена сторонниками логического эмпиризма (Карнап, Г. Фейгль и др.) и неопрагматизма (В. Куайн, Н. Гудмен, М. Уайт). Существовал также ряд независимых амер. аналитиков, не принадлежавших к к.-л. направлению (У. Селларс и др.). Отрицая мировоззренческий характер философского знания, А. ф. выразила тенденции позитивизма в совр. зап. философии. Для большинства сторонников А. ф. характерно перенесение, центра тяжести на конкретные формы и средства анализа языка. Здесь можно выделить два осн. подхода: 1) конструирование искусственных “модельных” языков с четко фиксированной логической структурой (логический эмпиризм, неопрагматизм, ряд “независимых” аналитиков). Эти исследования опирались на совр. формальную логику; 2) исследование исторически данных естественных языков с целью выявления оттенков и особенностей употребления языковых выражений, к-рое способствовало бы, по мнению сторонников А. ф., лучшему уяснению философских проблем (лингвистическая философия). А. ф. либо сводит философию к метафилософии, т. е. к анализу форм и способов выражения в языке философской проблематики, либо вообще подменяет философию логическими или лингвистическими исследованиями. В настоящее время влияние А. ф. значительно упало и ограничивается, в основном, университетской философией в Великобритании. ... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

analytic philosophy), направление в философии 20 в., получившее распространение в Австрии, Великобритании и США. А.ф. рассматривает осн. филос. проблемы с т. зр. выяснения или анализа таких понятий, как значение, истина, необходимость. Хотя А.ф. представляет собой свободную (как бы естественным образом сложившуюся) традицию, а не узкоспецифическую доктрину, в ней тем не менее существует общее согласие относительно ряда конкретных вещей. Философия считается особым ср-вом познания, к-рый использует методы, отличающиеся от методов естественных или обществ, наук; кроме того, в отличие, напр., от биологии или экономики, она не связана ни с какими конкретными фактами. Задача философии — не построение теорий, к-рые приумножают наше знание о мире, но прояснение самого знания и тех представлений, к-рыми мы уже обладаем. Это прояснение достигается при помощи анализа языка, к-рый применяется при формулировании филос. понятий. Общая схема оставляет, однако, простор для внутр. разногласий. В частности, существует разногласие между Расселом, с т.зр. к-рого подобный анализ дает ответы на традиц. вопросы метафизики и эпистемологии, и Витгенштейном, утверждающим, что подобные вопросы — рез-т недоразумения, к-рого можно избежать с помощью построения идеального (искусств.) языка. В связи с этим обсуждается вопрос, может ли филос. анализ проводиться в систематической форме на основе ср-в и методов мат. логики, как считают логические позитивисты (логический позитивизм), или решение филос. проблем требует детального анализа отд. сфер естественного, обыденного языка (лингвистическая философия). Представителей этого направления обвиняют в увлечении построением разных систем с якобы строгой аргументацией и ясностью выражения. Критики утверждают, что это течение бесплодно, ограничено частными моментами и игнорирует осн. филос. проблемы. ... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

очень широкое и разнородное по содержанию течение современной философии (от логического позитивизма до герменевтики, постструктурализма, а также не поддающаяся рубрикация философская деятельность таких мыслителей, как Хайдеггер), объединенное идеей анализа различного рода общих понятий и философских концепций (на материале прежде всего истории философии) как главной и единственно полезной задачи философии. Одной из основных установок аналитических философов является тезис: «Время философских систем как грандиозных метафизических синтезов закончилось и закончилось окончательно». В рамках этого течения соответственно трактуются и все проблемы философии науки (от логического до лингвистического анализа языка науки и различных концепций самой «философии науки»). (См. философия, метафизика).... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

(analytical philosophy) — общий термин для типа философии, основанной на аналитической логике, которая враждебна метафизическим спекуляциям. Он происходит от английского *эмпиризма* Локка, Юма и Милля через Логический позитивизм *Венского кружка* и *логический атомизм* раннего Витгенштейна и Рассела. Как правило, сюда также включается Философия обыденного языка, отличающаяся многими методами изучения языка в процессе использования. Эти более поздние варианты аналитической философии часто называются лингвистической философией. См. Речевая деятельность.... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ философия, направление западной, главным образом англо-американской, философии 20 в.; сводит философию к анализу преимущественно языковых средств познания; разновидность неопозитивизма. Основные течения: 1) философия логического анализа, использующая аппарат современной математической логики, - логический эмпиризм (Р. Карнап, К. Гемпель, Ф. Франк - США) и логический прагматизм (У. Куайн, Н. Гудмен - США); 2) лингвистическая философия - философия обыденного языка (Г. Райл, Дж. Остин, Дж. Уисдом, П. Строусон - Великобритания). <br>... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

одно из основных направлений философии 20 в., объединяющее ряд философских школ, характеризующихся не столько общими представлениями о мире и месте человека в нем, сколько одинаковым вниманием к тому, что мы имеем в виду, высказывая о мире те или иные предложения. Философия, с точки зрения представителей аналитической философии, не наука, а деятельность, главная цель которой состоит в прояснении смысла предложений логическими и лингвистическими методами. ... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ, направление западной, главным образом англо-американской, философии 20 в.; сводит философию к анализу преимущественно языковых средств познания; разновидность неопозитивизма. Основные течения: 1) философия логического анализа, использующая аппарат современной математической логики, - логический эмпиризм (Р. Карнап, К. Гемпель, Ф. Франк) и логический прагматизм (У. Куайн, Н. Гудмен); 2) лингвистическая философия.<br><br><br>... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ, направление западной, главным образом англо-американской, философии 20 в.; сводит философию к анализу преимущественно языковых средств познания; разновидность неопозитивизма. Основные течения: 1) философия логического анализа, использующая аппарат современной математической логики, - логический эмпиризм (Р. Карнап, К. Гемпель, Ф. Франк) и логический прагматизм (У. Куайн, Н. Гудмен); 2) лингвистическая философия.<br><br><br>... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ философия - направление западной, главным образом англо-американской, философии 20 в.; сводит философию к анализу преимущественно языковых средств познания; разновидность неопозитивизма. Основные течения: 1) философия логического анализа, использующая аппарат современной математической логики, - логический эмпиризм (Р. Карнап, К. Гемпель, Ф. Франк) и логический прагматизм (У. Куайн, Н. Гудмен);<p>2) лингвистическая философия.<br></p>... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ , направление западной, главным образом англо-американской, философии 20 в.; сводит философию к анализу преимущественно языковых средств познания; разновидность неопозитивизма. Основные течения: 1) философия логического анализа, использующая аппарат современной математической логики, - логический эмпиризм (Р. Карнап, К. Гемпель, Ф. Франк) и логический прагматизм (У. Куайн, Н. Гудмен); 2) лингвистическая философия.... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ, направление западной, главным образом англо-американской, философии 20 в.; сводит философию к анализу преимущественно языковых средств познания; разновидность неопозитивизма. Основные течения: 1) философия логического анализа, использующая аппарат современной математической логики, - логический эмпиризм (Р. Карнап, К. Гемпель, Ф. Франк) и логический прагматизм (У. Куайн, Н. Гудмен); 2) лингвистическая философия.... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

- направление западной, главным образомангло-американской, философии 20 в.; сводит философию к анализупреимущественно языковых средств познания; разновидность неопозитивизма.Основные течения: 1) философия логического анализа, использующая аппаратсовременной математической логики, - логический эмпиризм (Р. Карнап, К.Гемпель, Ф. Франк) и логический прагматизм (У. Куайн, Н. Гудмен); 2)лингвистическая философия.... смотреть

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

направление, основанное на методах логического и лингвистического анализа языка, применяемого для решения философских проблем.

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

ф.п. талдамалық философия

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

талдамалық философия

T: 142